пятница, 23 июня 2017 г.

Оригинален – ибо мыслит

КРИПКиПРО

Уважаемые читатели! Когда с 30 мая по 16 июня я была на курсах повышения квалификации, в библиотеке Кемеровского регионального института повышения квалификации и переподготовки работников образования в добрые руки бесплатно отдавали журналы и книги  старых годов издания.
        Мне достались три номера журнала «Читаем, учимся, играем» за 2010 год, «Рассказы и повести. Сказки об Италии» Максима Горького, «Князь Серебряный» А.К. Толстого и «Стихотворения» Е.А. Баратынского… Евгений Абрамович Баратынский (1800-1844) – поэт, с творчеством которого, я честно признаюсь, была раньше мало знакома. Неожиданно получив сборник его стихов, я заинтересовалась жизнью и творчеством поэта. И появился этот пост…

Баратынский

«Из всех поэтов, появившихся вместе с Пушкиным,
первое место бесспорно принадлежит Баратынскому»
(В.Г. Белинский).
Не исключено, что эти слова удивят читателей начала 21 века, открывающих, может быть, впервые книгу стихов давно жившего поэта. Конечно, авторитет Белинского высок, но, все таки,  вдумайтесь: первый после Пушкина, чье имя давно стало эталоном правды и таланта в литературе. Не слишком ли смелое утверждение?
Сам Пушкин утверждает, что нет. И лучше, чем он, никто об этом, пожалуй, не сказал: «Баратынский принадлежит к числу отличных наших поэтов. Он у нас оригинален – ибо мыслит. Он был бы оригинален и везде, ибо мыслит по-своему, правильно и независимо, между тем как чувствует сильно и глубоко. Гармония его стихов, свежесть слога, живость и точность выражения должны поразить всякого, хоть несколько одаренного вкусом и чувством».
Многие высокие умы России ценили поэзию Баратынского. При жизни – Пушкин, Жуковский, Рылеев, Кюхельбекер, Гоголь, Дельвиг… Позже – Тургенев, Лев Толстой, Бунин, Блок, Брюсов, Есенин, Горький…

РОДИНА
Я возвращуся к вам, поля моих отцов,
Дубравы мирные, священный сердцу кров!
Я возвращуся к вам, домашние иконы!
Пускай другие чтут приличия законы;
Пускай другие чтут ревнивый суд невежд;
Свободный наконец от суетных надежд,
От беспокойных снов, от ветреных желаний,
Испив безвременно всю чашу испытаний,
Не призрак счастия, но счастье нужно мне.
Усталый труженик, спешу к родной стране
Заснуть желанным снам под кровлею родимой.
О дом отеческий! о край, всегда любимый!
Родные небеса! незвучный голос мой
В стихах задумчивых вас пел в стране чужой,
Вы мне повеете спокойствием и счастьем.
Как в пристани пловец, испытанный ненастьем,
С улыбкой слушает, над бездною воссев,
И бури грозный свист, и волн мятежный рев,
Так, небо не моля о почестях и злате,
Спокойный домосед в моей безвестной хате,
Укрывшись от толпы взыскательных судей,
В кругу друзей своих, в кругу семьи своей,
Я буду издали глядеть на бури света.
Нет, нет, не отменю священного обета!
Пускай летит к шатрам бестрепетный герой;
Пускай кровавых битв любовник молодой
С волненьем учится, губя часы златые,
Науке размерять окопы боевые —
Я с детства полюбил сладчайшие труды.
Прилежный, мирный плуг, взрывающий бразды,
Почтеннее меча; полезный в скромной доле,
Хочу возделывать отеческое поле.
Оратай, ветхих дней достигший над сохой,
В заботах сладостных наставник будет мой;
Мне дряхлого отца сыны трудолюбивы
Помогут утучнять наследственные нивы.
А ты, мой старый друг, мой верный доброхот,
Усердный пестун мой, ты, первый огород
На отческих полях разведший в дни былые!
Ты поведешь меня в сады свои густые,
Деревьев и цветов расскажешь имена;
Я сам, когда с небес роскошная весна
Повеет негою воскреснувшей природе,
С тяжелым заступом явлюся в огороде;
Приду с тобой садить коренья и цветы.
О подвиг благостный! не тщетен будешь ты:
Богиня пажитей признательней Фортуны!
Для них безвестный век, для них свирель и струны;
Они доступны всем и мне за легкий труд
Плодами сочными обильно воздадут.
От гряд и заступа спешу к полям и плугу;
А там, где ручеек по бархатному лугу
Катит задумчиво пустынные струи,
В весенний ясный день я сам, друзья мои,
У брега насажу лесок уединенный,
И липу свежую, и тополь серебренный;
В тени их отдохнет мой правнук молодой;
Там дружба некогда сокроет пепел мой
И вместо мрамора положит на гробницу
И мирный заступ мой, и мирную цевницу.
1821

ДВЕ ДОЛИ
Дало две доли провидение
На выбор мудрости людской:
Или надежду и волнение,
Иль безнадежность и покой.

Верь тот надежде обольщающей,
Кто бодр неопытным умом,
Лишь по молве разновещающей
С судьбой насмешливой знаком.

Надейтесь, юноши кипящие!
Летите, крылья вам даны;
Для вас и замыслы блестящие,
И сердца пламенные сны!

Но вы, судьбину испытавшие,
Тщету утех, печали власть,
Вы, знанье бытия приявшие
Себе на тягостную часть!

Гоните прочь их рой прельстительный;
Так! доживайте жизнь в тиши
И берегите хлад спасительный
Своей бездейственной души.

Своим бесчувствием блаженные,
Как трупы мертвых из гробов,
Волхва словами пробужденные,
Встают со скрежетом зубов, —

Так вы, согрев в душе желания,
Безумно вдавшись в их обман,
Проснетесь только для страдания,
Для боли новой прежних ран.
1823

ИСТИНА
О счастии с младенчества тоскуя,
Все счастьем беден я,
Или вовек его не обрету я
В пустыне бытия?

Младые сны от сердца отлетели,
Не узнаю я свет;
Надежд своих лишен я прежней цели,
А новой цели нет.

Безумен ты и все твои желанья —
Мне первый опыт рек;
И лучшие мечты моей созданья
Отвергнул я навек.

Но для чего души разуверенье
Свершилось не вполне?
Зачем же в ней слепое сожаленье
Живет о старине?

Так некогда обдумывал с роптаньем
Я дольний жребий свой,
Вдруг Истину (то не было мечтаньем)
Узрел перед собой.

"Светильник мой укажет путь ко счастью! —
Вещала.— Захочу —
И, страстного, отрадному бесстрастью
Тебя я научу.

Пускай со мной ты сердца жар погубишь,
Пускай, узнав людей
Ты, может быть, испуганный, разлюбишь
И ближних и друзей.

Я бытия все прелести разрушу,
Но ум наставлю твой;
Я оболью суровым хладом душу.
Но дам душе покой".

Я трепетал, словам ее внимая,
И горестно в ответ
Промолвил ей: "О гостья роковая!
Печален твой привет.

Светильник твой — светильник погребальный
Всех радостей земных!
Твой мир, увы! могилы мир печальный
И страшен для живых.

Нет, я не твой! в твоей науке строгой
Я счастья не найду;
Покинь меня, кой-как моей дорогой
Один я побреду.

Прости! иль нет; когда мое светило
Во звездной вышине
Начнет бледнеть и все, что сердцу мило,
Забыть придется мне,

Явись тогда! раскрой мне очи,
Мой разум просвети,
Чтоб, жизнь презрев, я мог в обитель ночи
Безропотно сойти".
1823

ЭПИГРАММА
Как сладить с глупостью глупца?
Ему впопад не скажешь слова;
Другого проще он с лица,
Но мудреней в житье другого.
Он всем превратно поражен,
И все навыворот он видит:
И бестолково любит он,
И бестолково ненавидит.
1827

ПОСЛЕДНЯЯ СМЕРТЬ
Есть бытие; но именем каким
Его назвать? Ни сон оно, ни бденье;
Меж них оно, и в человеке им
С безумием граничит разуменье.
Он в полноте понятья своего,
А между тем, как волны, на него,
Одни других мятежней, своенравней,
Видения бегут со всех сторон,
Как будто бы своей отчизны давней
Стихийному смятенью отдан он;
Но иногда, мечтой воспламененный,
Он видит свет, другим не откровенный.

Созданье ли болезненной мечты
Иль дерзкого ума соображенье,
Во глубине полночной темноты
Представшее очам моим виденье?
Не ведаю; но предо мной тогда
Раскрылися грядущие года;
События вставали, развивались,
Волнуяся, подобно облакам;
И полными эпохами являлись
От времени до времени очам,
И наконец я видел без покрова
Последнюю судьбу всего живого.

Сначала мир явил мне дивный сад;
Везде искусств, обилия приметы;
Близ веси весь и подле града град,
Везде дворцы, театры, водометы,
Везде народ, и хитрый свой закон
Стихии все признать заставил он.
Уж он морей мятежные пучины
На островах искусственных селил,
Уж рассекал небесные равнины
По прихоти им вымышленных крил;
Все на земле движением дышало,
Все на земле как будто ликовало

Исчезнули бесплодные года,
Оратаи по воле призывали
Ветра, дожди, жары и холода,
И верною сторицей воздавали
Посевы им, и хищный зверь исчез
Во тьме лесов, и в высоте небес,
И в бездне вод, сраженный человеком,
И царствовал повсюду светлый мир.
Вот, мыслил я, прельщенный дивным веком,
Вот разума великолепный пир!
Врагам его и в стыд и в поученье,
Вот до чего достигло просвещенье!

Прошли века. Яснеть очам моим
Видение другое начинало:
Что человек? что вновь открыто им?
Я гордо мнил, и что же мне предстало?
Наставшую эпоху я с трудом
Постигнуть мог смутившимся умом.
Глаза мои людей не узнавали;
Привыкшие к обилью дольных благ,
На все они спокойные взирали,
Что суеты рождало в их отцах,
Что мысли их, что страсти их, бывало,
Влечением всесильным увлекало.

Желания земные позабыв,
Чуждаяся их грубого влеченья,
Душевных снов, высоких снов призыв
Им заменил другие побужденья,
И в полное владение свое
Фантазия взяла их бытие,
И умственной природе уступила
Телесная природа между них:
Их в Эмпирей и в Хаос уносила
Живая мысль на крылиях своих;
Но по земле с трудом они ступали,
И браки их бесплодны пребывали.

Прошли века, и тут моим очам
Открылася ужасная картина:
Ходила смерть по суше, по водам.
Свершалася живущего судьбина.
Где люди? где? Скрывалися в гробах!
Как древние столпы на рубежах,
Последние семейства истлевали;
В развалинах стояли города,
По пажитям заглохнувшим блуждали
Без пастырей безумные стада;
С людьми для них исчезло пропитанье;
Мне слышалось их гладное блеянье.

И тишина глубокая вослед
Торжественно повсюду воцарилась,
И в дикую порфиру древних лет
Державная природа облачилась.
Величествен и грустен был позор
Пустынных вод, лесов, долин и гор.
По-прежнему животворя природу,
На небосклон светило дня взошло,
Но на земле ничто его восходу
Произнести привета не могло.
Один туман над ней, синея, вился
И жертвою чистительной дымился.
1827

СТАНСЫ
Судьбой наложенные цепи
Упали с рук моих, и вновь
Я вижу вас, родные степи,
Моя начальная любовь.

Степного неба свод желанный,
Степного воздуха струи,
На вас я в неге бездыханной
Остановил глаза мои.

Но мне увидеть было слаще
Лес на покате двух холмов
И скромный дом в садовой чаще
Приют младенческих годов.

Промчалось ты, златое время!
С тех пор по свету я бродил
И наблюдал людское племя
И, наблюдая, восскорбил.

Ко благу пылкое стремленье
От неба было мне дано;
Но обрело ли разделенье,
Но принесло ли плод оно?..

Я братьев знал; но сны младые
Соединили нас на миг:
Далече бедствуют иные,
И в мире нет уже других.

Я твой, родимая дуброва!
Но от насильственных судьбин
Молить хранительного крова
К тебе пришел я не один.

Привел под сень твою святую
Я соучастницу в мольбах —
Мою супругу молодую
С младенцем тихим на руках.

Пускай, пускай в глуши смиренной,
С ней, милой, быт мой утая,
Других урочищей вселенной
Не буду помнить бытия.

Пускай, о свете не тоскуя,
Предав забвению людей,
Кумиры сердца сберегу я
Одни, одни в любви моей.
1827

ВОДОПАД
Шуми, шуми с крутой вершины,
Не умолкай, поток седой!
Соединяй протяжный вой
С протяжным отзывом долины.

Я слышу: свищет аквилон,
Качает елию скрыпучей,
И с непогодою ревучей
Твой рев мятежный соглашен.

Зачем с безумным ожиданьем
К тебе прислушиваюсь я?
Зачем трепещет грудь моя
Каким-то вещим трепетаньем?

Как очарованный, стою
Над дымной бездною твоею
И, мнится, сердцем разумею
Речь безглагольную твою.

Шуми, шуми с крутой вершины,
Не умолкай, поток седой!
Соединяй протяжный вой
С протяжным отзывом долины!
1821
ИСТОЧНИК: Баратынский, Е. А.  Стихотворения [Текст] / Е. А. Баратынский . - М. : Детская литература, 1989. - 126 с. 

12 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина Михайловна! Да, этого поэта почти не вспоминают в школьных программах, а жаль! У него столько стихов о природе, о весне, осени...Спасибо за напоминание о поэте! И подарки Вам полезные сделали - нам всё пригодится!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила Фёдоровна, все книжки и журналы в хорошем состоянии. В школьной библиотеке все пригодится, а стихов Баратынского у меня не было вообще.

      Удалить
  2. Ирина Михайловна, правда,удивительно творчество этого поэта, к сожалению,почти забытого. Как прав был Пушкин!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алла Юрьевна! Да, вы, как учитель литературы, тоже подтверждаете, что творчество Евгения Баратынского забыто. А он был талантливым поэтом, хотя и умер тоже очень рано в 44 года.

      Удалить
  3. Ира! Хорошие книги попали в твои добрые руки. Поэзия Баратынского просто волшебная, сразу представляешь картины, когда читаешь его стихи.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лариса, Баратынский - поэт-философ. Его стихи не всем понятны. Может быть, поэтому его творчество не изучают в школе. Но все равно, как можно забыть такого замечательного поэта?

      Удалить
  4. Я тоже попробовала внимательно прочитать некоторые стихи Евгения Баратынского. И, если читать вдумчиво, не торопясь, сразу видно, какой это талантливый поэт.

    Родные небеса! незвучный голос мой
    В стихах задумчивых вас пел в стране чужой,
    Вы мне повеете спокойствием и счастьем.
    Как в пристани пловец, испытанный ненастьем,
    С улыбкой слушает, над бездною воссев,
    И бури грозный свист, и волн мятежный рев,
    Так, небо не моля о почестях и злате,
    Спокойный домосед в моей безвестной хате,
    Укрывшись от толпы взыскательных судей,
    В кругу друзей своих, в кругу семьи своей,
    Я буду издали глядеть на бури света.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Яна, я очень рада, что ты познакомилась с поэзией Баратынского. МОЛОДЕЦ!

      Удалить
  5. Замечательны подарки. Хорошо, когда они служат источником новых знаний и интересов. Мне знакома лирика Баратынского, правда, его тяжело цитировать, но какой глубокий смысл в его произведениях:
    И что в судьбе твоей худого?
    Как погляжу я, полон дом
    Не перечесть каким добром;
    Ты роду-звания большого;
    Твой князь приятного лица,
    Душа в нем кроткая такая, -
    Всечасно вышнего творца
    Благословляла бы другая!
    Ты позабыла бога... да,
    Не ходишь в церковь никогда;
    Поверь, кто господа оставит,
    Того оставит и господь;
    А он-то духом нашим правит,
    Он охраняет нашу плоть!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анна Борисовна! Спасибо! Я согласна, что цитировать поэта тяжело. И нелегко выучить наизусть его стихи. Я думаю, что я сама, не смогла бы выучить его стихи. Но какой глубокий смысл! Недаром Евгений Баратынский является поэтом-философом.

      Удалить
  6. Ирина Михайловна! В школе не проходят Баратынского. Его лирические стихи заставляют задуматься о жизни. "Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам. Не испытав его, нельзя понять и счастья..."

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Елена Владимировна, строки, которые вы цитируете, мне тоже очень нравятся!

      Удалить